Международная уголовная ответственность физических лиц (магистерская работа) часть 3

ВЫВОДЫ После II-й мировой войны возникла настоятельная потребность в осуществлении международного правосудия в отношении виновников международных преступлений, совершенных во время войны. Исходя из положения Нюрнбергского трибунала, преступления совершаются не абстрактные категории, а реальными лицами, можно утверждать, что внедрение института международной уголовной ответственности физических лиц является необходимым условием обеспечения мира и безопасности в современном мире. Однако, когда физические лица фактически получили деликтоспособность на международном уровне, встал вопрос об их включении в состав субъектов международного права. Множество дискуссий по этому вопросу привели к тому, что до сих пор не существует единодушия в его решении. Однако, исследуя физическое лицо в качестве субъекта международного преступления, можно сделать вывод, что на данном этапе говорить о ее полной правосубъектность пока безосновательно, поскольку понятие правосубъектность включает в себя понятие правоспособности, дееспособности и деликтоспособности. При наличии только последней в международных отношениях физическое лицо не может быть признана полноправным субъектом этих отношений. К тому же, существует мнение, что привлечение физических лиц к международной уголовной ответственности является формой политической ответственности за международные преступления, потому что таким образом нарушается его суверенитет.
ООО «Росзащита», юридические услуги, Санкт-Петербург
Итак, доведя необходимость существования международной уголовной ответственности физических лиц как институционального механизма борьбы с международной преступностью, мы пришли к выводу, что его механизм следует рассматривать в рамках отдельного института международного уголовного права. Осложняет исследование этого вопроса тот факт, что физические лиц привлекаются также к ответственности и за совершение преступлений международного характера, но за эти деяния ответственность возникает в соответствии с нормами национального права. Поэтому для установления содержания именно международной уголовной ответственности актуален четкое разграничение понятий международное преступление и преступление международного характера. Разница между ними заключается в уровне общественной опасности. Закономерно, наиболее опасные деяния международное право отнесло к категории «международных преступлений» и установило именно международную уголовную ответственность за их совершение. Что касается преступлений международного характера, то их стихийность, систематичность и транснациональный характер привлекают к ним не менее внимания международного сообщества. Борьба с этими преступлениями воплощается как в универсальных механизмах сотрудничества, так и в региональных. Смешанный характер противодействия международной преступности определяет тесную взаимосвязь ее внутригосударственной и международной составляющих. Их взаимное влияние на развитие друг друга является неотъемлемой частью совокупности элементов, обеспечивающих повышение эффективности международной уголовной ответственности физических лиц за нарушение норм международного права. Преступления, за которые наступает международная уголовная ответственность, содержатся в Уставе Международного уголовного суда, и содержание этих действий расшифровывается Элементах преступления. К ним относятся преступления против человечности, военные преступлениями и геноцид. Некоторые ученые считают, что такая узкая юрисдикция Суда является основанием считать существование МКС нецелесообразным. Другие, поддерживая это мнение, приводят еще один аргумент, а именно: Суд не может действовать объективно, без двойных стандартов, поскольку некоторые дела будет трудно выполнить, если они будут касаться ведущих государств мира (например, России, США, Китая). Однако дела, которые уже были рассмотрены в МКС, характеризующих деятельность Суда как компетентного учреждения в сфере международного уголовного судопроизводства, а четкая определенность оснований привлечения к ответственности делает эту процедуру более эффективной на практике и менее длительной по времени. Говоря о порядке привлечения физических лиц к уголовной ответственности, следует отметить, что, например, если сравнивать МКС и международные военные трибуналы ad hoc , то Устав Суда определяет достаточно широкий спектр гарантий, предоставляемых осужденному лицу, в отличие от трибуналов. В частности, лицо, осужденное судом к наказанию, имеет право на апелляцию и на пересмотр приговора по вновь открывшимся обстоятельствам, который допускается даже после смерти осужденного. Это свидетельствует о гуманизации международного уголовного правосудия и его направленность на установление объективной истины. Итак, учитывая цель и объект этой магистерской работы детальный анализ документов, которые предусматривают привлечение к ответственности за совершение международных преступлений, и механизмов противодействия международной преступности, дал основания считать, что в наше время международная уголовная ответственность физических лиц на теоритичноми уровне является совершенным и сложившимся институтом международного уголовного права, однако последние события, связанные с ситуацией в Дарфуре, поставят под сомнение действенность этого института на практике. Когда международное сообщество приложит усилия для того, чтобы политическое давление не влиял на деятельность МКС и авторитет и независимость этого органа признали все субъекты международного права, только тогда можно будет делать выводы об эффективности индивидуализации международной уголовной ответственности в установлении справедливого международного правосудия. Список литературы

    1. Устав Международного уголовного суда. — М .: Издательство ПРИОР, 2002 — 263 с.
2. Кристофер Кейтла Холл Первый проект постоянного международного суда // Международный журнал Красного Креста. — 1998. — №20. — С. 70-79. 3. Дорошенко А., Евсей И. Транснациональные преступники // Юридический вестник Украины. 1997. № 37. 4. Лукашук И. И. Международное право. Особенная часть Учебник. — М., 2003. — 544 с. 5. Рагинский М. Ю. РОЗЕНБЛИТ С. Я. Международный процесс главных японских военных преступников. — М .: Изд-во АН СССР, 1950. — 264 с. 6. Полторак А. И. Нюрнбергский процесс. Основные правовые проблемы. — М., 1966. — 351 с. 7. Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций. — Вып. ХИ. — М., 1955. — 200 с. 8. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в семи томах. — М., 1957. — 800 с. 9. Тавернье Поль Опыт Международных военных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде // Международный журнал Красного Креста. — 1997. — №19. — С. 699-719. 10. Градицкий Томас Личная уголовная ответственность за нарушение международного гуманитарного права, применяемого в ситуации немеждународного Вооружённых конфликта // Международный журнал Красного Креста. — 1998. — №20. — С. 35-69.