Криминологический аспект стратегии формирования и развития электронного банкинга часть 2

С помощью нового проекта мобильные операторы и банки планируют заработать на стремительном росте мирового рынка денежных переводов, который по данным Всемирного банка, с 2000 по 2006 года увеличился вдвое: с 132 млрд. до 268 млрд. По прогнозам GSMA, проект позволит к 2012 году в четыре раза увеличить объем денежных переводов (в 1 трлн.) и увеличить примерно вдвое количество их пользователей (минимум — до 1500000000 . человек). Участники проекта не исключают, что к нему присоединится и Украина. В то же время, поддерживая данный проект, его авторы отмечают, что при его реализации операторы могут иметь проблему поддержания безопасности мобе-банкинга. Последнее можно рассматривать как посылку с прогнозом новой угрозы национальным и международной безопасности в сфере экономики в условиях информатизации, в том числе и в криминологическом аспекте, как новое проявление киберпреступности. По прогнозам экспертов ООН, в недалеком будущем мировая экономика столкнется, прежде всего, с ростом экономической преступности, связанной с применением прогрессирующих в своем развитии финансовых схем и механизмов и современных технологий. Что касается конкретных примеров такого прогноза: FBI-2005 Computer Crime Survey сообщил, что только в 2005 году в США фирмы понесли убытки от киберпреступлений на сумму более 67 млрд. Долл. Противоправного воздействия подверглись девять из десяти организаций.
Kontorsstädning I Nynäshamn
Согласно отчету британской исследовательской компании Get Safe Online в 2006 году, примерно каждый десятый европеец, пользующийся Интернет, стал жертвой киберпреступников. Руководители британской отрасли телекоммуникации дополняют, что от Интернет-мошенничества в 2006 году стали жертвами 3500000. Жителей Великобритании. Британские криминологи отмечают, что в свое время резонансным и сенсационным в мире было ограблении 2500000. Фунтов стерлингов из почтового вагона поезда Глазго — Лондон. Сейчас уже «преступлениями века» не считают такие как: присвоение 500 млн. Долл. (Роберт Максвелл, руководитель группы государственных компаний); 450 млн. Долл. (Ейзил Нейдир, глава компаний Polly Peck); 10 млн. Фунтов стерлингов (по сообщению директора Bank Commerse International). В контексте экономической безопасности по информационному воздействию на массовое сознание участников электронной экономики предлагается обратить внимание на то, что исследователи компании Gartner подсчитали, что только уже традиционная онлайн-коммерция в Америке в 2006 году потеряла 2 млрд. Долл. за обеспокоенности пользователей относительно безопасности осуществления электронных платежей. Эта обеспокоенность общества имеет основания и предопределяет экономический интерес государства к проблеме, хотя бы с той позиции, что государственный бюджет страны теряет оперативность поступления налогов с указанной сферы экономических правоотношений. Как показывают исследования, с точки зрения криминологического аспекта латентности киберпреступности в сфере экономики, технология электронных межбанковских финансовых трансфертных операций может считаться с одной из самых тонких и частично «закрытых» отраслей для исследования в контексте финансовых интересов государства. И это естественно, ведь связано, прежде всего, с проблемами экономической государственной политики относительно негативного отношения государственных правоохранительных органов в налоговый и валютно-финансового планирования компаний (хозяйствующих субъектов). Конфликт интересов требует юридического решения. В то же время в отдельных случаях в контексте соотношения корпоративных интересов и интересов государства банковские учреждения заинтересованы в исследовании криминологических аспектов своей деятельности, в том числе и в сфере развития электронного банкинга. К ним можно отнести такие, которые связаны с антисоциальным, в частности, криминогенным применением электронных услуг преступными организациями. Особое соотношение интересов человека, общества и государства возникает в отношении причастности к финансированию терроризма или наносят ущерб экономическим интересам банков, в том числе их имиджа «порядочности». Это обусловлено тем, что мировая корпорация банкиров сделала правильные выводы из террористических актов, особенно тех, которые были направлены на финансово-экономические учреждения. Синдром по международному терроризму, под условным названием «Манхэттен», создал определенный иммунитет в мировых финансовых структурах в полной закрытости международной и национальных банковских систем, особенно в тех, в которых присутствует частный капитал. Переход киберпреступниками «электронного государственной границы» на сегодняшний день не проблема. Основная парадигма глобального информационного общества, непрерывно развивается именно в том, что в мировом киберпространстве просто невозможно определить границ государств в радицийному смысле. При совершении международных финансовых трансакций преимущественно применяется ряд, так называемых, прокси-серверов, «анонимайзеров» или другие аналогичные системы в разных странах. Применять обычные технологии «бумажного» контроля в условиях информационного общества все равно, что пытаться вычерпать реку с помощью сабли. В мире особое внимание правоохранителей уже обращается на, так называемые, нелегальные международные виртуальные банки, функционирующие в системе Интернет и мобильной телефонной связи. Примером таких банков можно назвать «Havala» в Индии, «Fei chi'en» в Китае и «Hundi» в Пакистане. Прототипами виртуального банка можно назвать такие как: Security First Bank или Mark Twain Bank в США. В качестве примера, в России были раскрыты механизмы хищения средств из системы электронной торговли, а также предотвращено создание мошеннических виртуальных предприятий в системе е-банкинга. Суммы ущерба составили более 800 тыс. И 1200 тыс. Долл. США. убытки от «фрикерства», только в Москве за первую половину 1999 завысили 100 млн. российских рублей.