Создание первых прообразов высших государственных представительных органов на территории нынешней канады

Интендант, однако, даже после этого остался доминирующей фигурой в Суверенной Раде. Как ее председатель, он был ответственен за «собирания голосов» советников, после чего провозглашал приговор или определял судьбу законопроекта. Сбор голосов состояла не только в их подсчета. Это означало, что после провозглашения всеми советниками, начиная с самого, своих мыслей по поводу обсуждаемого вопроса, интендант обязан разработать и предложить Раде вариант решения, который бы удовлетворял всех. В важной сфере полицейской юрисдикции, он имел право принимать правила независимо от Совета, когда только пожелает. В результате вышеуказанных преобразований населения Новой Франции было, по сути, отстраненное от всех исполнительных, законодательных и судебных функций, за исключением избрания синдиков, которых можно теоретически приравнять к нынешних народных представителей или депутатов, имевших право присутствовать на сессиях Совета. Они не имели права совещательного голоса, но могли брать слово, чтобы осветить вопросы, касающиеся их избирателей. Но и это учреждение в 1670-х годах был ликвидирован.
Isolering Stockholm
Еще раньше, в мае 1664, то есть через год после ликвидации Компании Сотни акционеров, Людовик XIV под влиянием первого министра Франции Кольбера создал Компанию Западной Индии (La Compagne des Indes Occidentales) и передал ей Новую Францию в полную собственность. Еще раз колония попала под влияние синьйоральнои администрации, хотя и в ослабленной форме. По уставу Компании, король сохранял за собой прерогативу давать поручения генерал-губернаторам и служащим Суверенного Совета, предназначались и избирались Компанией, Компания же имела право назначения всех остальных должностных лиц и юристов — служащих. Но это был Людовик XIV, славился тем, что сам назначал губернаторов, а впоследствии — и интендантов, а генерал-губернаторы и интенданты поочередно назначали советников. Как результат, весь административный механизм колонии за каких-то 10 лет было ликвидировано. Суверенная Рада передала в Компании надзор за меховой торговлей, регулирования коммерции, назначение судей, работников судебных органов и нотариусов, а также контроль за колониальными финансами. Только полномочия в сфере финансов и в сфере соблюдения правопорядка, которые, к тому же, пересекались с полномочиями генерал-губернатора и Компании, отличали Суверенное Раду от тогдашних парламентов во Франции. Со своей стороны, сам генерал-губернатор в сфере военных дел стал, по сути, агентом Компании, чью исключительную юрисдикцию был утвержден Уставом 1664 года. Наконец, судьи, работники судов и нотариусы уже могли не указывать в суде свои королевские титулы с целью подтверждения своих полномочий. Поэтому администрация юстиции еще раз попала под синьйоральний режим, а точнее — под влияние местных властей. Эта система государственных органов еще не было полностью принято в Квебеке на момент прибытия туда первого интенданта Новой Франции, Жана Талона, назначенный король Франции на эту должность 23 марта 1664, и с которым связывалась возможность установление определенной сбалансированной системы администрации в колонии. Но «интендант, ответственный за юстицию, правопорядок и финансы» был настолько разнообразны и обширны полномочия, в той или иной степени уничтожил эту систему целиком, подчинив ее своей власти. Общественная администрация также этого не избежала. Как ответственный за юстицию и как последняя апелляционная инстанция общего права, интендант, по сути, контролировал Суверенное Раду, частью которой был сам, а также назначал ее членов, что делало Раду полностью подвластной интенданту. В сфере правопорядка его функция общественного администратора и объем полномочий, наделили огромной властью, так интендант мог уже не считаться с генерал-губернатора и Совет, на которых также возлагались эти функции. Финансы, еще недавно контролируемые компанией за консультацией по советом, отныне входили только в его ведение. Поэтому, все, что не выходило за пределы его полномочий, то есть все вопросы, за исключением военных и религиозных, он мог решать лично, по собственной воле, объясняя это необходимостью служить королю. В то же время, Суверенная Рада все больше превращалась в судебный орган, лишенный каких-либо административных полномочий. В результате названных причин, а также конфликтов между местными правителями Суверенная Рада вообще не созывалась в период между 6 июля 1664 и концом 1665, в результате чего в определенной степени было парализовано судебную, но отнюдь не административную систему колонии, четко показала роль Суверенного Совета в системе органов государственной власти Новой Франции. И хотя 6 декабря 1666 и была предпринята попытка ее реорганизации на основе реформы 1663, но это совсем не изменило роль Суверенного Совета, которая уже полностью превратилась в аналог нынешнего Верховного суда, который не имеет никаких полномочий вне сферы юстиции. Итак первый представительный орган государственной власти на территории нынешней Канады был ликвидирован. Хоть он и не играл определяющей роли в системе органов государственной власти в колонии и не оставил каких значимых памятников своей деятельности, ему все же удалось добиться того, чего не удалось парламентам Франции того времени. На короткое время, хотя и не в полной мере, однако этот орган стал как первый прообраз парламента в нынешнем понимании этого понятия, то есть в государственный представительный, который создается народом, действует для народа и может контролироваться только самим народом. Литература

  1. Forsey E. How Canadians Govern Themselves / Ottawa: Library of Parliament, 1997
  2. Grzybowski M. Parlament Kanady / Warszawa: Wydawnictwo Sejmowe, 1994.
  3. Lachapelle G., Bernier G., Salee D., Bernier L. The Quebec Democracy. Structures, processes and policies / Toronto: McGraw-Hill Ryerson Limited of Canada, 1993
  4. Lanctot G. A History of Canada / Harvard University Press, 1963. — V.1.
  5. Vachon A. The Administration of New France. 1627 — 1760 / Quebec: Le Presses de l'Universit Laval, 1970.
  6. Zoltvany YF The Government of New France: Royal, Clerical or Class Rule? / Scarborough: Prentice-Hall of Canada, 1971